Моя концепция историографии лаконично

В одном из чужих журналов мне пришлось дать мою концепции историографии человеческой цивилизации самым лаконичным образом. Я подумал - надо бы её сохранить у себя. Чтоб не затерялась. Она ниже.
I.Господство магического мышления.
1. Расселение по планете на территориях на которых можно жить без труда за счёт охоты и собирательства человеческих прайдов. Прайд -- мужчина + несколько женщин. Жёсткое табу на землю. Мальчики достигшие половозрелого возраста изгоняются за пределы территории прайда.*
2. На территориях на которых собирательство давало существенную долю продукта, но и бывали не урожаи женщины начинают манипулировать с растениями. Возникновение культов умирающей и воскрешающей природы с олицетворителями в образах человеко-богов (прообраза Христа). Что приводит к развитию земледелия.*
3. Первая аграрная революция (по традиционной терминологии неолитическая). Последовавший за ней демографический взрыв.
Подробнее:
II. Преобладание религиозно-мифологического мышления..
4.Collapse )


США и Россия

Из российской историографии известно, что российский флот во время войны США за независимость преградил путь флоту Великобритании. И это преподносится как решающий фактор в победе США. Понятно, что во внутренней идеалогии США решащим фактором преподносится героическая борьба самих американцев.В любом случае в США должны были проявлять интерес к России как к союзнику, или как к антиподу.Но, блин, я ни в Яндексе, ни в гугле не нашёл ни одной карты России изданной в США в середине 19-го века.
Друзья, может у кого-то имеются такие карты, или кто-то сможет их нати? Я печёнкой чувствую, я смогу Вас удивить.

В США история отличается от российской

Удивительно, но, оказывается, у каждой страны своя история. Вы спросите – что удивительного? Это же естественно. Хорошо, перефразирую:  в разных странах разная история. Не верите? Смотрите, и удивляйтесь.
По российской истории до крымской войны 1853-1856 гг. были только 2 большие железные дороги – от Питера до Москвы и до Варшавы. Строить дорогу на юг было решено, якобы, лишь после войны по итогам поражения в ней. Якобы поражение произошло из-за несвоевременной доставки войск и снабжения. И первый поезд в Харьков прибыл только в 60-х годах 19-го в.Collapse )

В Нарьян-Маре из мерзлоты оттаял корабль.

Новость действительно сенсационная. За 10 дней она просто захлестнула рунет. И манипуляторы сразу опустили тот факт, что мерзлота считается вечной, а корабль назвали древним. Хотя кованными гвоздями я игрался в своём детстве.
Обычно я пишу длинные тексты, пытаясь вскрыть смысловую манипуляцию. Здесь же короткое видео говорит больше, чем самые длинные тексты.Collapse )
Это тоже я

Н. Н. Никулин о войне.

В своем комментарии к одному из моих постов мой уважаемый «френд» listoboy привел ссылку http://www.golubinski.ru/russia/nikulin_vojna.htm на книгу воспоминаний Николая Николаевича Никулина – научного сотрудника Эрмитажа, бывшего фонтовика. Настоятельно рекомендую всем тем, кто искренне хочет знать правду об Отечественной войне, познакомиться с ней.  
                На мой взгляд – это уникальное произведение, подобных ей трудно найти в военных библиотеках. Оно замечательно не только литературными достоинствами, о которых я, не будучи литературоведом, не могу объективно судить, сколько точными до натурализма описаниями военных событий, раскрывающими отвратительную сущность войны с ее зверской бесчеловечностью, грязью, бессмысленной жестокостью, преступным небрежением к жизни людей командующими всех рангов от комбатов до верховного главнокомандующего. Это – документ для тех историков, которые изучают не только передвижения войск на театрах военных действий, но интересуются и морально-гуманистическими аспектами войны.
                По уровню достоверности и искренности изложения могу лишь сравнить ее с воспоминаниями Шумилина «Ванька ротный».
           Читать ее так же тяжело, как смотреть на изуродованный труп человека, только что стоявшего рядом…
           У меня при чтении этой книги память непроизвольно восстанавливала почти забытые аналогичные картины прошедшего.
                  Никулин «хлебнул» на войне несоизмеримо больше, чем я, пережив ее от начала и до конца, побывав на одном из самых кровавых участков фронта: в тихвинских болотах, где наши «славные стратеги» уложили не одну армию, включая 2-ю Ударную... И все же осмелюсь заметить, что многие его переживания и ощущения очень сходны с моими.
            Некоторые высказывания Николая Николаевича побудили меня их прокомментировать, что я и делаю ниже, приводя цитаты из книги.
                Главный вопрос, явно или неявно встающий при чтении книг о войне – что заставляло роты, батальоны и полки безропотно идти навстречу почти неизбежной смерти, подчиняясь иногда даже преступным приказам командиров? В многочисленных томах ура-патриотической литературы это объясняется элементарно просто: воодушевленные любовью к своей социалистической родине и ненавистью к вероломному врагу, они были готовы отдать жизнь за победу над ним и единодушно поднимались в атаку по призыву «Ура! За Родину, за Сталина!» 

Н.Н. Никулин:

«Почему же шли на смерть, хотя ясно понимали ее неизбежность? Почему же шли, хотя и не хотели? Шли, не просто страшась смерти, а охваченные ужасом, и все же шли! Раздумывать и обосновывать свои поступки тогда не приходилось. Было не до того. Просто вставали и шли, потому что НАДО!
           Вежливо выслушивали напутствие политруков — малограмотное переложение дубовых и пустых газетных передовиц — и шли. Вовсе не воодушевленные какими-то идеями или лозунгами, а потому, что НАДО. Так, видимо, ходили умирать и предки наши на Куликовом поле либо под Бородином. Вряд ли размышляли они об исторических перспективах и величии нашего народа... Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Ведь не только война, но и восстановление страны прошло за их счет. Те же из них, кто еще жив, молчат, сломленные.
           Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: «За Сталина!». Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Все это накипь...»

И я вспоминаю.

В октябре 1943 года нашу 4-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию срочно выдвинули на передовую с тем, чтобы закрыть образовавшуюся брешь после попытки неудачного прорыва фронта пехотой. Примерно неделю дивизия держала оборону в районе белорусского города Хойники. Я в то время работал на дивизионной радиостанции «РСБ-Ф» и об интенсивности боевых действий мог судить только по числу едущих на бричках и идущих пешком в тыл раненых.
          Принимаю радиограмму. После длинного шифра-цифири открытым текстом слова «Смена белья». Кодированный текст уйдет к шифровальщику штаба, а эти слова предназначены корпусным радистом мне, принимающему радиограмму. Они означают, что нам на смену идёт пехота.
         И действительно, мимо рации, стоящей на обочине лесной дороги, уже шли стрелковые части. Это была какая-то изрядно потрепанная в боях дивизия, отведенная с фронта на непродолжительный отдых и пополнение. Не соблюдая строя шли солдаты с подвернутыми под ремень полами шинелей (была осенняя распутица), казавшиеся горбатыми из-за накинутых поверх вещмешков плащ-палаток.  
          Меня поразил их понурый, обреченный вид. Я понял, через час-другой они будут уже на переднем крае…

Пишет Н.Н. Никулин:

«Шум, грохот, скрежет, вой, бабаханье, уханье — адский концерт. А по дороге, в серой мгле рассвета, бредет на передовую пехота. Ряд за рядом, полк за полком. Безликие, увешанные оружием, укрытые горбатыми плащ-палатками фигуры. Медленно, но неотвратимо шагали они вперед, к собственной гибели. Поколение, уходящее в вечность. В этой картине было столько обобщающего смысла, столько апокалиптического ужаса, что мы остро ощутили непрочность бытия, безжалостную поступь истории. Мы почувствовали себя жалкими мотыльками, которым суждено сгореть без следа в адском огне войны.»

Тупая покорность и сознательная обреченность советских солдат, атакующих недоступные для фронтального штурма укрепленные позиции поражали даже наших противников. Никулин приводит рассказ немецкого ветерана, сражавшегося на том же участке фронта, но с другой его стороны.

Некий господин Эрвин X., с которым он встретился в Баварии, рассказывает:

  Что за странный народ? Мы наложили под Синявино вал из трупов высотою около двух метров, а они все лезут и лезут под пули, карабкаясь через мертвецов, а мы все бьем и бьем, а они все лезут и лезут... А какие грязные были пленные! Сопливые мальчишки плачут, а хлеб у них в мешках отвратительный, есть невозможно!
                 А что делали ваши в Курляндии? — продолжает он. — Однажды массы русских войск пошли в атаку. Но их встретили дружным огнем пулеметов и противотанковых орудий. Оставшиеся в живых стали откатываться назад. Но тут из русских траншей ударили десятки пулеметов и противотанковые пушки. Мы видели, как метались, погибая, на нейтральной полосе толпы ваших обезумевших от ужаса солдат!  

Это – о заградотрядах.

В дискуссии на военно-историческом форуме «ВИФ-2NE» не кто иной, как сам В. Карпов – герой Советского Союза, в прошлом ЗЕК, штрафник-разведчик, автор известных биографических романов о полководцах, заявил, что не было и не могло быть случаев расстрела заградотрядами отступающих красноармейцев. «Да мы бы сами их постреляли», заявил он. Мне пришлось возразить, несмотря на высокий авторитет писателя, сославшись на свою встречу с этими вояками по пути в медсанэскадрон. В результате получил немало оскорбительных замечаний. Можно найти немало свидетельств о том, как мужественно воевали войска НКВД на фронтах. Но об их деятельности в качестве заградотрядов, встречать не приходилось.
            В комментариях к моим высказываниям и в гостевой книге моего сайта (
http://ldb1.narod.ru) часто встречаются слова о том, что ветераны – родственники авторов комментариев категорически отказываются вспоминать о своем участии в войне и, тем более, писать об этом. Я думаю, книга Н.Н. Никулина объясняет это достаточно убедительно.
             На сайте Артема Драбкина «Я помню» (
www.iremember.ru) огромная коллекция мемуаров участников войны. Но крайне редко встречаются искренние рассказы о том, что переживал солдат-окопник на переднем крае на грани жизни и неизбежной, как ему казалось, смерти.
              В 60-х годах прошлого века, когда писал свою книгу Н.Н. Никулин, в памяти солдат, чудом оставшихся в числе живых после пребывания на переднем крае фронта, пережитое еще было столь же свежим, как открытая рана. Естественно, вспоминать об этом было больно. И я, к кому судьба была более милостива, смог принудить себя взяться за перо лишь в 1999 году.

Н.Н. Никулин:

«Мемуары, мемуары... Кто их пишет? Какие мемуары могут быть у тех, кто воевал на самом деле? У летчиков, танкистов и прежде всего у пехотинцев?
                  Ранение — смерть, ранение — смерть, ранение — смерть и все! Иного не было. Мемуары пишут те, кто был около войны. Во втором эшелоне, в штабе. Либо продажные писаки, выражавшие официальную точку зрения, согласно которой мы бодро побеждали, а злые фашисты тысячами падали, сраженные нашим метким огнем. Симонов, «честный писатель», что он видел? Его покатали на подводной лодке, разок он сходил в атаку с пехотой, разок — с разведчиками, поглядел на артподготовку — и вот уже он «все увидел» и «все испытал»! (Другие, правда, и этого не видели.)
               Писал с апломбом, и все это — прикрашенное вранье. А шолоховское «Они сражались за Родину» — просто агитка! О мелких шавках и говорить не приходится.»

В рассказах настоящих фронтовиков-окопников нередко звучит ярко выраженная неприязнь, граничащая с враждебностью, к обитателям различных штабов и тыловых служб. Это читается и у Никулина и у Шумилина, презрительно называвшего их «полковые».

Никулин:

«Поразительная разница существует между передовой, где льется кровь, где страдание, где смерть, где не поднять головы под пулями и осколками, где голод и страх, непосильная работа, жара летом, мороз зимой, где и жить-то невозможно, — и тылами. Здесь, в тылу, другой мир. Здесь находится начальство, здесь штабы, стоят тяжелые орудия, расположены склады, медсанбаты. Изредка сюда долетают снаряды или сбросит бомбу самолет. Убитые и раненые тут редкость. Не война, а курорт! Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют!  
                    Они-то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план. Настоящие же фронтовики, которых осталось полтора человека, да и те чокнутые, порченые, будут молчать в тряпочку. А начальство, которое тоже в значительной мере останется в живых, погрязнет в склоках: кто воевал хорошо, кто плохо, а вот если бы меня послушали!»

Жестокие слова, но во многом оправданы. Пришлось мне некоторое время послужить при штабе дивизии в эскадроне связи, насмотрелся на франтоватых штабных офицеров. Не исключено, что из-за конфликта с одним из них я был отправлен во взвод связи 11-го кавалерийского полка (http://ldb1.narod.ru/simple39_.html
           Мне уже приходилось высказываться на очень болезненную тему о страшной судьбе женщин на войне. И опять это обернулось мне оскорблениями: молодые родственники воевавших мам и бабушек посчитали, что я надругался над их военными заслугами.
               Когда еще до ухода на фронт я видел, как, под влиянием мощной пропаганды юные девушки с энтузиазмом записывались на курсы радистов, медсестер или снайперов, а затем уже на фронте – как им приходилось расставаться с иллюзиями и девичьей гордостью, мне, неискушенному в жизни мальчишке было очень больно за них. Рекомендую роман М. Кононова «Голая пионерка», это о том же.

И вот что пишет Н.Н. Никулин.

««Не женское это дело — война. Спору нет, было много героинь, которых можно поставить в пример мужчинам. Но слишком жестоко заставлять женщин испытывать мучения фронта. И если бы только это! Тяжело им было в окружении мужиков. Голодным солдатам, правда, было не до баб, но начальство добивалось своего любыми средствами, от грубого нажима до самых изысканных ухаживаний. Среди множества кавалеров были удальцы на любой вкус: и спеть, и сплясать, и красно поговорить, а для образованных — почитать Блока или Лермонтова... И ехали девушки домой с прибавлением семейства. Кажется, это называлось на языке военных канцелярий «уехать по приказу 009». В нашей части из пятидесяти прибывших в 1942 году к концу войны осталось только два солдата прекрасного пола. Но «уехать по приказу 009» — это самый лучший выход. 
             Бывало хуже. Мне рассказывали, как некий полковник Волков выстраивал женское пополнение и, проходя вдоль строя, отбирал приглянувшихся ему красоток. Такие становились его ППЖ (Полевая передвижная жена. Аббревиатура ППЖ имела в солдатском лексиконе и другое значение. Так называли голодные и истощенные солдаты пустую, водянистую похлебку: «Прощай, половая жизнь»), а если сопротивлялись — на губу, в холодную землянку, на хлеб и воду! Потом крошка шла по рукам, доставалась разным помам и замам. В лучших азиатских традициях!»

Среди моих однополчан была замечательная отважная женщина санинструктор эскадрона Маша Самолетова. О ней у меня на сайте рассказ Марата Шпилёва «Её звали Москва». А на встрече ветеранов в Армавире я видел, как плакали солдаты, которых она вытащила с поля боя. Она пришла на фронт по комсомольскому призыву, оставив балет, где она начала работать. Но и она не устояла под напором армейских донжуанов, о чем сама мне рассказывала.

И последнее, о чем следует рассказать.

Н.Н. Никулин:

«Казалось, все испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было еще нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. Некоторые в больших чинах.
           — Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!! — и так далее...
            До этого основательно постарался Эренбург, чьи трескучие, хлесткие статьи все читали: «Папа, убей немца!» И получился нацизм наоборот.
            Правда, те безобразничали по плану: сеть гетто, сеть лагерей. Учет и составление списков награбленного. Реестр наказаний, плановые расстрелы и т. д. У нас все пошло стихийно, по-славянски. Бей, ребята, жги, глуши!
            Порти ихних баб! Да еще перед наступлением обильно снабдили войска водкой. И пошло, и пошло! Пострадали, как всегда, невинные. Бонзы, как всегда, удрали... Без разбору жгли дома, убивали каких-то случайных старух, бесцельно расстреливали стада коров. Очень популярна была выдуманная кем-то шутка: «Сидит Иван около горящего дома. "Что ты делаешь?"- спрашивают его. "Да вот, портяночки надо было просушить, костерок развел"»... Трупы, трупы, трупы. Немцы, конечно, подонки, но зачем же уподобляться им? Армия унизила себя. Нация унизила себя. Это было самое страшное на войне. Трупы, трупы...
              На вокзал города Алленштайн, который доблестная конница генерала Осликовского захватила неожиданно для противника, прибыло несколько эшелонов с немецкими беженцами. Они думали, что едут в свой тыл, а попали... Я видел результаты приема, который им оказали. Перроны вокзала были покрыты кучами распотрошенных чемоданов, узлов, баулов. Повсюду одежонка, детские вещи, распоротые подушки. Все это в лужах крови...

«Каждый имеет право послать раз в месяц посылку домой весом в двенадцать килограммов», — официально объявило начальство. И пошло, и пошло! Пьяный Иван врывался в бомбоубежище, трахал автоматом об стол и, страшно вылупив глаза, орал: «УРРРРР!(Uhr – часы) Гады!» Дрожащие немки несли со всех сторон часы, которые сгребали в «сидор» и уносили. Прославился один солдатик, который заставлял немку держать свечу (электричества не было), в то время, как он рылся в ее сундуках. Грабь! Хватай! Как эпидемия, эта напасть захлестнула всех... Потом уже опомнились, да поздно было: черт вылетел из бутылки. Добрые, ласковые русские мужики превратились в чудовищ. Они были страшны в одиночку, а в стаде стали такими, что и описать невозможно!»

Здесь, как говорится, комментарии излишни.

 Скоро отметим замечательный народный праздник, День Победы. Он несет в себе не только радость в связи с годовщиной окончания страшной войны, унесшей каждого 8-го жителя нашей страны (в среднем!), но и слезы по не вернувшимся оттуда… Хотелось бы также помнить о непомерной цене, которую пришлось заплатить народу под «мудрым руководством» величайшего полководца всех времен и народов». Ведь забылось уже, что он наделил себя званием генералиссимуса и этим титулом!

 

 

Медичи и Демидовы

Каждый представитель легендарного и полумифического рода Медичи в русскоязычной литературе упоминаются просто как Медичи. Если же Вы заглянете в текс на итальянском или французском языке, то фамилия конкретного представителя рода будет писаться с предлогом de (из). То есть из Медичи. В российской Вики упоминаются версии происхождения рода. То ли из медиков, то ли из аптекарей. В принципе это верно, только всё наоборот. Вышли они из алхимиков, из которых позже выделились и медики, и аптекари, и металлурги, и даже банкиры.

Герб Медичи. Если в красках -- капли цведа красной меди на золотом поле.

Collapse )

Великая Октябрьская социалистическая Афёра или как белые с красными одну дорогу строили

В сети уже много лет идёт дискуссия, про то какая индустриализация была более эффективной. Царская (Николая 2) или сталинская? Оппонентов можно смело охарактеризовать как «белых» и «красных». Естественно, «белые» утверждают, что сталинская индустриализация была ни о чём, а реальной была царская. «Красные» же пишут в точности наоборот. Посты постят и статьи ставят как любители истории, так и самые матёрые историки со всевозможными чинами и званиями. Для меня главное, что никто не отрицает, что индустриализацию в России начал император Николай 2. Суть дискуссии в том – была ли революция оправданна, или она оказалась роковой ошибкой. У меня же из факта, что Сталин фактически продолжил царскую индустриализацию в Российской империи возникают другие вопросы. Кому и для чего потребовалась революция? Кто и как её делал?
Все знают, что проект Днепрогэса, план ГОЭЛРО были разработаны при Николае 2. При нём же была смоделирована и вышла в серийный выпуск знаменитая будёновская военная форма. Блин, кому-то ещё нужны дополнительные исходные данные для получения ответа?! Для тех, кому мало продолжу.
Collapse )

Кто такой Горизмы?

Помните историю Лопе де Веги о том, как графиня Диана де Бельфлёр значительно расширила свои владения за счёт графа Людовика? Как думаете, если бы один из слуг графини Тристан просто пришёл к графу и заявил бы, что его друг и собутыльник Теодоро и есть пропавший сын графа, афёра получилась бы? Однозначно, герои пьесы в это не верили. Поэтому Тристан прикинулся восточным (в данном случае, греческим) купцом, и рассказал графу полную драматизма судьбу его пропавшего сына, который теперь, по счастливой случайности, секретарь соседней графини. Интересен метод, с помощью которого все владения графа перешли к графине. А именно привлечение восточных (иноземных (сторонних) т. е. «непредвзятых») свидетельств.


Практически никто не задаётся вопросом, почему автор в качестве носителя нужной информации выбрал восточного персонажа. При этом обманного восточного персонажа. И как целый граф поверил какому-то проходимцу? Почему никто не задаётся вообще-то понятно. Для европейца восток всегда был наполнен тайнами, чудесами, даже мистикой. Кстати, получается, что во времена Лопе де Веги Греция для европейцев ещё не стала Европой в полном смысле, и ещё сохраняла ореол таинственного востока. Для европейца любой человек с востока был носителем особой харизмы и особых знаний. Он не ищет личной выгоды, и беззаветно служит своим высоким мистериям. Доверие человеку, представившемуся арабом, индусом, было просто на подсознании. Это примерно как ещё в конце ХХ-го в. в России было широко распространено представление о «цыганском гипнозе». Кстати, в средневековых европейских текстах цыган называли египтянами. «Речь о цыганах, которых до сего дня в Англии называют gypsies (в среднеан­глийском было gyptians), а в Испании - gitanos. ……….., как и старо­французское gyptiens …..” (А. С. Хрусталёв «Галльское Евангелие», гл. 11)
.
А теперь спросите себя – как так получилось, что науки появились на востоке, тысячелетиями использовались в практике, и умерли, чтоб потом возродиться в Европе? Месопотамия, Китай, Индия, Др. Египет, Др. Греция, Византия, арабский мир. На территории же Римской империи, и после её распада вплоть до эпохи Возрождения наук в Европе практически как бы нет. А в эпоху колониализма европейцы уже несут высокоразвитые науки в колонии. В те же Египет, Индию, Китай. Что-то в этой истории совсем не сходится. В этих Египтах, Индиях, Китаях не только не знали европейских достижений, но не помнили и «своих» достижений. Может нам под названием древних восточных наук преподносят что-то другое? Из каких источников мы знаем об этих древних восточных науках?

Сегодня официальные историки с возрастающей осторожностью ссылаются на до печатные источники. Эти источники с каждым годом стремительно деверифицируются. Я попробую внести свою лепту в этот процесс.
Вот, например, считающееся вполне достоверным сочинение «Китаб аль-Джебр валь-Мукабала» Мухаммеда бен-Муса ал-Хорезми, жившего в первой половине IX века. Название сегодня переводят: книга об операциях джебр (или гебр, восстановление) и кабала (приведение). Так эти слова переводит Википедия. Первая из операций, имя которой послужило названием для алгебры и служит до сего времени, состоит в переносе членов уравнения из одной стороны в другую. Вторая есть операция приведения подобных членов уравнения. Какие основания этому не верить?

Самое интересное здесь имя автора, но задержимся на гебре и кабале. Встречали такое слово «гебраистика»? Так называется наука об евреях. Так может книга об евреях и кабале? И перевод не нужен? Ну, давайте разбираться.
Все комментаторы пишут, что это математический трактат. Состоит из нескольких частей. В нём разработаны способы решения уравнений с отрицательными значениями. Ещё упоминают о способах деления наследства и деления земли. И очень редко кто мимоходом отметит, что в книге есть глава «О сделках». А как в математике появились отрицательные значения? Когда стали считать долги. Эти долги в счётных книгах и начали обозначать с минусом. И нам говорят, что в этой книге кабала совсем не та кабала? Ну так и ноль мог появиться только после того как начали оперировать отрицательными числами. Когда стали сводить баланс, дебет с кредитом, активы с пассивами. Свели, и получили что-то необычное, то, чего раньше не знали. То, чего нет в вещном, материальном мире. Если каждое число можно соотнести какими-либо материальными объектами, даже отрицательные числа понятны – это долги, то это найденное нечто ни с чем соотнести нельзя. Вот оно на бумаге есть, но его и как бы нет. Это нечто не из нематериального мира, не из вещного. Оно из вышнего мира. Именно поэтому этой цифре (шифре, сифре, джебре, гебре) дали приставку Аль- (ал-) – божественная. Отсюда, правильный перевод названия «Китаб аль-Джебр валь-Мукабала»  с древнеарабского, когда он ещё не окончательно выделился из еллино-славянского, и аль- ещё не стал определённым артиклем, должен быть «Книга божественной цифры в кабале», или «Книга о балансе при финансовых операциях». И необходимо признать, что части книги, выходящие за эту тему, были кем-то вставлены в неё позже.

Название «Книга о балансе при финансовых операциях» могло бы быть дано тексту только не ранее Нового времени, когда математический инструментарий стал обыденностью, когда перестал быть чем-то неземным, даже божественным. Или, как говорили наши предки, горним. А теперь перейдём к «имени» автора трактата – ал-Хорезми. Но начнём с Древнющего Египта. Вот что пишет историк математики
Манкевич Ричард > История математики. От счетных палочек до бессчетных вселенных
«Меры объема имели свои собственные обозначения, составленные из частей иероглифа, изображавшего око Гора (Хора). Здесь заметна двойная функция жречества — административная и религиозная. Гор (Хор) — бог-сокол, и его глаз отчасти человеческий, отчасти соколиный. Каждый элемент иероглифа представлял дробь от 1/2 до 1/64, а сочетания этих элементов могли отобразить любое число долей 1/64. …………… Таким образом, глаз стал символом цельности, ясновидения, изобилия и плодородия».

Collapse )

Горизмы

Ниже отрывок из ещё только готовящейся статьи.

Сегодня официальные историки с возрастающей осторожностью ссылаются на до печатные источники. Эти источники с каждым годом стремительно деверифицируются. Я попробую внести свою лепту в этот процесс.

Вот, например, считающееся вполне достоверным сочинение «Китаб аль-Джебр валь-Мукабала» Мухаммеда бен-Муса ал-Хорезми, жившего в первой половине IX века. Считается, именно через неё европейцы познакомились с математикой. Название сегодня переводят: книга об операциях джебр (или гебр, восстановление) и кабала (приведение). Так эти слова переводит Википедия. Первая из операций, имя которой послужило названием для алгебры и служит до сего времени, состоит в переносе членов уравнения из одной стороны в другую. Вторая есть операция приведения подобных членов уравнения. Какие основания этому не верить?

Самое интересное здесь имя автора, но задержимся на гебре и кабале. Встречали такое слово «гебраистика»? Так называется наука об евреях. Так может книга об евреях и кабале? И перевод не нужен? Ну, давайте разбираться.


Collapse )

Не пойму, куда всунуть Древний Египет

Древнегреческий период. Науки, в современном понимании, нет. Вся культура «Древней Греции» это культура мистерий плодородия лесостепной зоны Европы с вакханалиями и дионисиями. Письменность непосредственно связана с мистериями плодородия, и используется на них как магическое средство. Делаются записи обрядов и ритуалов мистерий плодородия, сейчас нам известных как древнегреческие трагедии и комедии и синоптические Евангелия. Протонаука синкретична в виде натурфилософии. Все протонаучные труды аллегоричны, описательны и умозрительны. Использование числительных только намечается. На этом этапе труды по математике, астрономии, металлургии принципиально не возможны. Труды по этим, и другим специализированным дисциплинам, на греческом языке могли появиться только после того, как специализированные дисциплины уже были разработаны на латыни и арабском, и переведены на греческий.

Collapse )