August 9th, 2018

Мистерии плодородия мезолита. Ч. 1

Мистерии плодородия мезолита как предтечи земледелия.



Цель данной работы показать первенствующее, базовое значение земледелия, в первую очередь зернового земледелия, на формирование культуры. А так же в ответе на детский вопрос – как появился хлеб? Новизна её не в новых открытиях, а в новом взгляде на общеизвестные факты антропологии, этнографии, мифологии, фольклористики. Можно сказать, в новом междисциплинарном структурировании их данных о земледелии. Этот новый взгляд наглядно показывает, как люди вообще взялись за такую трудоёмкую деятельность как возделывание земли; и должен прекратить научные и околонаучные споры о принципиальном возникновении земледелия. Как этапы развития земледелия соответствовали этапам культурного развития человечества. В данной статье меня не интересовали бесчисленные вариации социальной эволюции человека, ответвления и тупиковые пути. Мне был интересен только магистральный путь. Хотя, магистральным путём человека от дикости к цивилизации оказался обходной, можно сказать, виртуальный путь - магические мистерии плодородия мезолита. Так как земледелие зародилось и первоначально развивалось исключительно как магический институт.

«Исследования в области древнейшей истории человечества обнаружили, что при множестве поверхностных различий первые грубые философские системы, выработанные человеческим разумом, сходны в своих существенных чертах».
Дж. Дж. Фрезер «Золотая ветвь»

Вступление
До сих пор до конца не было понятно, как возникло земледелие. С момента появления наук этнографии и антропологии постоянно отмечается, что доземледельческие общества так крайне неохотно приобщались к земледелию в естественных условиях своего существования, что получили распространение теории об инопланетном завозе земледельческих технологий. На мой взгляд, главная проблема в том, что к вопросам доисторической эволюции человечества подходили с точки зрения человека рационального. А до этого с неолитической революции человек был религиозным. До неолита вообще мистическим. Религиозный человек жил спасением души, мистический – среди духов. И действовали они соответственно своему менталитету. Определять их мотивы с точки зрения рационализма – изначально вставать на ошибочную позицию. Поэтому давайте взглянем на проблему возникновения земледелия на основе общеизвестных данных из антропологии, этнографии, мифологии, фольклористики по-новому.



I.                   Борьба за еду.
Дикие животные, из которых выделились гоминиды, изгоняют чужаков своего вида с территории, на которой кормятся. Нет никаких оснований считать, что у первых людей было по-другому. Изучения отсталых племён, находящихся на стадиях палеолита и мезолита, чётко фиксируют у них наличие табу на землю рода для чужаков. Кочевничество (неоседлость) первобытных людей до сих пор многими понимается неправильно, как свободное перемещение по огромным пространствам суши. В действительности, они кочевали по достаточно большой, но и довольно строго ограниченной территории своего рода. Употребляю здесь термин «род» как более привычный, хотя правильным же считаю употребление термина «прайд».
Следы такого табу сохранились и в Европе. Культ Дианы Таврической требовал предавать смерти каждого чужеземца, ступившего на берег. Эту её кровожадность невозможно рационально объяснить без учета, некогда существовавшего в Европе, табу на землю для чужеземцев. При этом, эта богиня не уникальна; её отождествляли с Артемидой, с Селеной, с Гекатой - богинями одного уровня. Её сравнивают с Кибелой, с Иштар. И с богинями более низкого уровня, например, с Эгерией, с Илафией. Артемиду же ещё называли: Агротера, Алфеея, Аланхомена, Ариста, Астратея, Браврония, Бромия, Гегемона, Гекаэрга, Гиакинфотрофос, Дафния, Делия, Евклея, Евринома, Ифигения, Каллиста, Кариатида, Кинфия, Кордака, Лафрия, Левкофрина, Лигодесма, Лохия, Мелисса, Мунихия, Орфия, Орфосия, Пайдотрофа, Подагра, Селасфора, Тавриона, Тавропола, Улия, Феба, Ферея, Хитона, Элефтерия, Эфопия. Ещё были Артемиды Арикийская, Колоенская, Хесийская. А ещё у неё были спутницы, больше похожие на её близняшек: Гиала, Нефела, Опис, Ортигия, Псека, Ранида, Фиала, Антиклея, Бритомартида, Дафна, Еврибия, Крокала, Полифонта, Прокрида, Сиринга, Тайгета, Феба, Филония.
Дж. Дж. Фрезер в «Золотой ветви» прямо указывает, что Федра - двойник Артемиды, хотя Федра - мачеха Ипполита возлюбленного Артемиды-Дианы. Фрезер объяснил этот парадокс, проанализировав миф о Деметре и Персефоне (матери и дочери), как об олицетворении Урожая, Старого Урожая и Нового Урожая. Достоверно известно, что многие из перечисленных выше имён, первоначально - аналоги богинь плодородия разных земель; и когда одни рода или племена возвышались, возвышались и их боги, боги же других родов и племён становились божествами более низкого ранга. Как мы отметили вначале, табу на землю появилось до человека, и было освящено традицией многих лет. Как для чужеземцев на свою землю, так и для своих на чужую землю. Переход границы воспринимался как путешествие в пределы чужих духов, в предел смерти. Человек, побывавший в чужих пределах и вернувшийся живым у народов, находящихся на стадиях палеолита и мезолита считается нечистым, и его статус приравнивается к статусу убийцы, пока он не пройдёт очистительные (очень тяжёлые) обряды. И это табу на землю подкреплялось не одной традицией. Как раз традиция жизделась на экономическом базисе. Ведь, первые люди ничего не производили, и жили только дарами своей земли, они были собирателями на своей земле. И они жёстко защищали то, что давало им жизнь.

А от земли требовалось только одно - быть плодородной, давать изобилие плодов. Богиня Диана была богиней именно плодородия; и все её бесчисленные аналоги были либо так же богинями плодородия, либо, в статусе богинь более низкого ранга, помощницами в этом деле. Именно женская часть рода «требовала» принесения в жертву чужеземцев ради защиты кормовой базы рода. Но чужеземец, с какой бы то не было целью или по какой бы то не было причине, появившийся на земле рода, бесспорно, не желал быть принесённым в жертву. И у него было только две альтернативы: либо бежать, либо вступить в бой (по какой причине мужчины часто оказывались на чужих землях, я более подробно осветил в работе «Генезис персонажа Баба Яга, и некоторых других персонажей русской народной волшебной сказки»). Вкратце – вожаки человеческих прайдов изгоняли всех мальчиков (своих сыновей) достигших половозрелого возраста, и последние были вынуждены либо искать свободную территорию, либо, возмужав, захватить чужой прайд. Из культа Дианы Немийской известно, что бой происходил один на один чужеземца с Царём; и если пришелец побеждал, то занимал место Царя. Сильный Царь (глава прайда) был гарантией, что территория рода не превратится в проходной двор для чужаков. Но этого было мало. Хотелось, чтоб территория была изобильной, и не приходилось голодать. И женщины «придумали», как этого добиться.


II.                Рождение модели.
До верхнепалеотической революции ни о каких мистериях не было и речи, всё было примитивно и утилитарно. Люди пока только учились видеть причинно-следственные связи в окружающем мире и в своей жизни. Одним из первых практически-важных выводов, сделанных примитивным человеком, был вывод о наличии аналогии; а самым ярким материальным проявлением их – изделия символотворчества (пещерная живопись, палеолитические Венеры (предтечи искусства)). Понимание наличия в жизни аналогии позволяет и диким животным распространять (генерализировать) принципы практики (методы) на смежные стороны жизнедеятельности, не повторяя ошибок, совершённых при первоначальной выработке метода. Но в верхнем палеолите более высокое понимание аналогии позволило не только индивиду ей пользоваться, но и передавать опыт, обучать, не непосредственно в процессе практики, а удалённо от события, как во времени, так и в пространстве; рассказывать. Создавать модель явления, события, процесса как изобразительную (пантомима, рисунок, фигурка), так и вербальную. Как искать, как доставать, как ловить, и прочие «как».
Однако первобытные люди совершили одну ошибку, и это, наверно, оказалось ещё более важно для социального прогресса. Люди долгое время не проводили разграничения между делом и словом, процессом и его имитацией, между реальностью и моделью этой реальности. Они верили, что одни и те же действия должны дать одинаковый результат. Например, что имитация рождения ребёнка приведёт к настоящим родам. Более того, даже вербальная имитация (имитация криков при родах, рассказ о родах, пожелание) могли привезти к родам. Это была, конечно, не обоснованно широкая генерализация аналогии; и это явление можно назвать детской болезнью гипертрофированного осознания силы разума. Ведь правильно (уместно) применённая аналогия действительно даёт поразительные результаты. Первобытный же, «невооружённый» научными знаниями, человек не мог достаточно критично выстраивать замеченные им причинно-следственные связи. Наряду с истинными аналогиями он в своей практике опирался и на ложные, которые составили инструментарий первобытной магии; и отголоски которой дошли до нас в виде суеверий: многие из нас в начале третьего тысячелетия в своей практике до сих пор на них опираются. Из этих повторяющихся рассказов и показов (имитаций) об удаче, о том «как надо» в нижнем мезолите сложились сперва магические ритуалы с заклинаниями и заговорами, которые в верхнем мезолите развились в общенародные празднества с соответствующими сказками и мифами - вербальными моделями мистерий плодородия. И позже в религиозный культ.
До неолита, то есть у собирателей, всякая производственная деятельность была табу, так как не давала очевидного непосредственного результата (дополнительной пищи), и всякий труд считался напраслиной, если не вредным. Единственной "производительной" деятельностью признавалась имитативная магия. Использовалась та же аналогия по логике - следствие похоже на свою причину или подобное вызывает подобное. По этой логике, результата можно достичь простой имитацией ожидаемого результата. Людей ввела в заблуждение неоправданно широкая генерализация аналогии - одинаковые действия дают одинаковый результат. Так в разных местах планеты появились магические "инструменты". Например, метёлочки для разбрызгивания воды при имитации дождя с целью вызова этого самого дождя. Считается, ими пользовались долго, но, в конце концов, поняв ошибку, забросили это пустое дело. Другой магический "инструмент" популярен до сих пор, и оказал буквально революционное влияние на жизнь людей; можно сказать, сделал человека человеком. Речь идёт о горшках с цветами, которые и сегодня стоят чуть ли не на каждом подоконнике. Этот "инструмент" историкам известен под термином «сады Адониса» -- горшки или корзины с землёй в которые сажали быстрорастущие однолетние растения — например, лук, укроп, бобовые, цветы, злаковые. Уход за ними не составлял труда, и приносил их хозяйкам, вероятно, скорее удовольствие, будучи больше похожим на игру. Именно уход за этими "садами Адониса", манипуляции с ними я называю мистериями плодородия. То есть, в головах женщин нижнего мезолита уход за "садом Адониса" генерализировался на всю флору. Для сеятельниц среднего мезолита в этих микрополях стал воплощаться дух природы, растения в них стали олицетворением всей природы. А из-за своей способности, как казалось уже сеятельницам верхнего мезолита, «влиять» на плодородие природы, они со временем стали восприниматься материальным воплощением божества природы (например, Адониса, чьим именем и названы). В "теории магической агрономии" появились мифические нотки. Посеянное семя давшее свежую поросль на следующий год одни называли дочерью (сыном) матери (отца), другие сравнивали со смертью (иногда со сном), с путешествием под землю или заточением этого божества в подземелье и освобождением, третьи – с погребением и воскрешением божества растительности. Изначально они создавались не для красоты или плодов, в этих "садах Адониса" могли высаживаться и простые сорняки. Главное, чтоб они быстро росли. Для первобытных женщин эти корзинки и просто участочки земли были аналогией всего растительного мира; и они верили, что, ухаживая за этими микрополями, они гомеопатически стимулируют весь растительный мир; чем лучше будет «урожай» на этих микрополях, тем обильнее природа одарит людей своими плодами.



III.             Метаморфозы модели.
Сперва, каждая женщина возделывала свой «садик Адониса» на свой лад. Однако, постепенно среди них выделились более «удачливые», чьи корзинки цвели и колосились лучше, гуще чем у других. Менее «удачливые», стремились из тех же магических соображений (уже контагиозной магии) держать свою корзинку рядом с её корзинкой, «заразить» свою корзинку плодородием. При этом, конечно, обменивались опытом удачного ухаживания за растениями. Постепенно ряд отдельных корзин превратился в коллективный палисадник (средний мезолит), а ещё позже — в общественные поля, возделываемые сообща (верхний мезолит). Если в нижне-мезолитических "садах Адониса" могло оказаться любое растение, то в верхне-мезолитических использовались уже определённые культуры, дающие наибольший эффект. Но и они возделывались всё ещё не ради полных закромов зерна, а исключительно всё с той же целью — методом имитативной магии стимулировать плодородие дикой природы. Именно растения, выращенные в этих корзинках, стали считаться телом божества, и выделяться из всей остальной флоры. И чтоб посадить именно его семя, это семя необходимо было собирать и хранить. По аналогии родилась идея, что можно собирать впрок и другие плоды, уже дикой природы (например, грибы, ягоды). Сообщества, перешедшие на такую практику, у антропологов получили название "собиратели урожая"; именно из этого времени русская сказка "Как Царь Горох с грибами воевал".
Незаметно шла селекция, росли урожаи "магических" культур, люди привыкали к их употреблению при имитации еды. Мистерия плодородия обязательно должна была содержать такой элемент как имитация еды, пира. Ведь ради этого все действа и совершались. Это с тех пор сохранилась традиция лепить из теста различных пряничных животных и людей как замену жертвоприношения животных и людей. Весь мезолит плоды "садов Адониса" употреблялись исключительно на мистериях плодородия; сперва как имитация еды, затем как причащение телом божества. Но ни как именно еда. У "собирателей урожая" резко поменялась психология, для них важны стали только места сбора важнейших продуктов и возделываемые поля. Остальная территория перестала быть принципиальной. Началась эрозия института табу на землю. Пошёл обмен, и начали возникать союзы человеческих коллективов. Именно в процессе объединения вследствие эрозии института табу на землю стали возвышаться одни богини и их боги (Адонисы, Зевсы, Осирисы и пр.), другие же переходили в разряд божеств более низкого ранга, или спутниц и спутников богов. К неолиту женщины уже сообща засеивали одну общую, но ещё магическую, пашню, и сообща собирали  общий, так же магический, урожай.


IV. Модель (инсценировка) модели.
Постепенно, из лёгкого индивидуального занятия сравнимого с хобби, мистерии плодородия по мере обобществления начали превращаться в тяжкую общественную обязанность. Это компенсировалось, во-первых, развитием вербальной части магического ритуала, которая развилась в миф о рождении, жизни и подвигах, смерти и воскрешении героя — Урожая. Если в самом начале вербальная часть заключалась в заклинании ростка, выражавшееся в простом назывании растения, то к неолиту она представляла у многих народов уже настоящее эпическое произведение, развитой миф, который пропевали во время совместной работы. Во-вторых, то, что средство (возделывание «садов Адониса» (уже в виде общественных полей)) незаметно превратилось в цель, потребовало и позволило к нему самому применить магическое имитативное средство. Миф и явился этим имитативным средством. Но получив общественную форму, «сады Адониса» потребовали общественной формы для имитации своего обрядового цикла. Это выразилось в инсценировке мифа. Они нам известны по праздникам Майского Дерева, Масленицы, Сабантуя, Нового Года, Рождества, Пасхи и многих других региональных и малоизвестных, типа белорусского «Женитьбы Царяшки». Одновременно, эти общественные мистерии воздействовали на сознание участников и зрителей их. Именно благодаря им люди «осознавали» необходимость ежегодных полевых работ, даже если основной продукт до сих пор продолжали добывать в лесу.
Если в нижнем мезолите каждая женщина, ухаживавшая за своим «садиком Адониса», сама себе была магом и колдуньей, то с появлением коллективных, и тем более общественных полей появились общественные колдуны. Они при долгой засухе вызывали дождь, организовывали вышеперечисленные общественные мистерии-инсценировки. Этим общественным колдуном стал единственный взрослый мужчина – глава прайда, ведь он был естественным гарантом благополучия прайда. В особые его свойства верили, как и женщины прайда, так и он сам. В среднем мезолите женщины возвели его в ранг человеко-бога (от действий и поступков которого зависело, в первую очередь, плодородие окружающей природы, и общее благополучие сообщества) -- христа. Смертного бога, как и вечно умирающая и воскрешающаяся природа. Умирал он в единоборстве с чужеземцем, и «воскресал» в виде этого самого чужеземца, крепкого, сильного и здорового. Если в среднем мезолите в каждом селении был свой человеко-бог (христос), то в верхнем мезолите одни возвышались, другие теряли свою сакральность. И последним пришлось стать помощниками возвысившегося человеко-бога (христа), стать первым жречеством. Они оставались освобождены от всяких хозяйственных работ и забот по добыче пропитания. Они стали служителями культа. Появилась, правда, бессонница от безделья, но одновременно и возможность наблюдать за звёздами. И более наблюдательные из них заметили, что сезонность совпадает с расположением звёзд на небе, определили созвездия; и начали давать по ним предсказания и агрономические распоряжения. Построили первые мон-астерионы с башнями для наблюдения звёздного неба, позже превратившиеся в монастыри. Убедившись, что звёзды очень точно предсказывают смену сезонов, астрологи-монахи серьёзно углубились в небесную механику. И изобрели календарь, первые часы и фонетический алфавит. О последнем у меня рассказано в работе «Как и когда появилась письменность» («Алфавит нам дан с небес?»). Сыновья же, достигшие половой зрелости, до сих пор изгонялись.
А человеко-бога (христа) продолжали приносить в жертву. Сперва по старой схеме – в поединке с забрёдшим чужеземцем. И жрецы строго следили за соблюдением ритуала. С началом неолита, когда одиночки перестали забредать, изобрели астрологический метод – по тем или иным небесным знамениям. Это разорвало связь между здоровьем человеко-бога (христа) и плодородием природы, между культом и земледелием. Культ стал жить своей жизнью, земледелие своей. Человеко-бог (христос) перестал олицетворять Духа природы, его перестали приносить в жертву, он стал носителем нравственных ценностей общества, святым отцом; растения "садов Адониса" потеряли своё магическое значение; и их плоды стали употребляться утилитарно, как пищу. Совершилась неолитическая революция. К неолиту основным источником питания продолжали оставаться лес и реки с озёрами и морями.  Размер хлебных полей рос только исключительно за счёт объединения индивидуальных микрополей, но урожайность и в лучшие года не превышала «сам-трет». То есть на одно посеянное зерно собирали не больше трёх. Хотя сама аккумуляция урожая уже дала возможность выделить труд не связанный с добычей пропитания (служителей культа).  Новые пашни не появлялись. К неолиту считалось, что и имеющихся достаточно для магического воздействия на плодородие природы.
Сохраняя следы сакральности в современности, христиане всего мира причащаются хлебом, воспринимая его за тело бога. После неолитической революции, общественные поля вокруг мон-астерионов перестали иметь магическое значение, но их увеличение ограничивалось наличной рабочей силой. Поля возделывались и убирались только женщинами палками-копалками и каменными серпами. При этом женское сообщество было организовано "горизонтально" в нём отсутствовала какая-либо иерархия. Мужчины или изгонялись по достижении половозрелого возраста, или шли в служители культа.


ПЕРИОДИЗАЦИЯ (относительная и примерная)


1.    Нижний палеолит — прайдовая организация человеческих сообществ, табу на землю прайда для чужаков. Вожаком был самый сильный самец, бравший и отстаивающий лидерство в личном единоборстве; и изгонявший всех своих детей мужского пола достигавших половой зрелости. Каннибализм. Занятия — собирательство и охота без какой-либо переработки и без запасов впрок. Активное использование камней и палок-копалок.

2. Средний палеолит — Первые зачатки магии — крепкий камень становится атрибутом вождя, крепкое и высокое дерево начало символизировать род.

3. Верхний палеолит — начало символотворчества (пещерные рисунки, фигурки из кости и камня). Появление магии, и распространение её принципов на все стороны жизни. Появление «садов Адониса» для имитативного-магического воздействия на природу. В их качестве могли выступать любые растения, в первую очередь, однолетние. Заклинания.

4. Нижний мезолит — дальнейшее развитие частных «садов Адониса». Хаотичные отбор и селекция растений в этих "садах Адониса. Заговоры.

5. Средний мезолит — появление совместных (коллективных) «садов Адониса». Возникновение общественной магии. Хозяйки самых урожайных «садов Адониса» приобретают сакральный статус, глава прайда – статус олицетворителя Духа растительности, (по совместительству общественного колдуна, вызывателя дождя), в последующем человеко-бога (христа). Мальчики по достижении половой зрелости всё ещё изгоняются с территории прайда. Совместное (коллективное) проведение магических ритуалов обрядового цикла — будущих общественных мистерий плодородия, в которых урожай даров природы олицетворялся урожаем "садов Адониса". Люди становятся «собирателями урожая», то есть, начинают делать заготовки впрок, появляются продукты переработки (мука) и способы консервации (например, сушка). Эрозия института табу на землю. Первые храмы — помещения для обработки и хранения урожая "садов Адониса" (Дома Хлеба). Земной поклон (с касанием рукой земли) как имитация сбора урожая перед «Домом Хлеба». Появление астрологии, и постройка первых мон-астерионов (мест для наблюдения звёзд, будущих монастырей). Сказки.

6. Верхний мезолит — появление общественных полей из объединения бывших совместных "садов Адониса". Самый «удачливый» олицетворитель Духа растительности превращается в человеко-бога (христа). Мене удачливые переходят на статус  жрецов, ответственных за проведение мистерий плодородия и содержание храмов; практически, специалистов – агрономов. Изобретение жрецами-астрологами письменности. Формирование культов. Человеко-бога (христа) ещё приносят в жертву. Земной поклон перед человеко-богом (христом) олицетворявшим Урожай. Ограничение срока правления человеко-бога, в том числе в виде запрета на естественную смерть, на старость. Мифы. Первые книги, содержащие описание мистерий плодородия с жертвоприношением человеко-бога – Евангелия. Астрологические описания в аллегорической форме небесных явлений, впоследствии вошедшие в Ветхий завет и как пророчества, и как мифы.

7. Неолит — обряды мистерий плодородия становятся на уровень народных празднеств, официализируются, религиозируются (католичество, катарство, митраизм, кальвинизм, лютеранство, англиканство и др.). Культивируемые растения теряют свою священность, их заменяет личность человеко-бога (христа), ранее символизировавшего то или иное священное растение. Сами же окультуренные растения переходят в разряд утилитарных продуктов, и получают массовое повседневное употребление. Урожай пшеницы в хорошие года «сам-трет». Храмы перестают считаться "домами хлеба", становятся центрами сформировавшихся абстрактных культов божества, приобретают монументальные формы. Так же часть жречества, ранее организовавшего и проводившего жертвоприношения человеко-бога (христа) на мистериях плодородия, обвиняют в убийстве человеко-бога (христа). Появление теократий. Человеко-бог становится теократом – представителем бога на земле. Религия.
Во второй части "После мезолита или мужские союзы" о последствиях возникновения земледелия.

19. 04. 2017 г.                                                       Третьяков Сергей

После мезолита или Мужские союзы. Ч. 2




Вступление

Эта статья является органическим продолжением статьи «Мистерии плодородия мезолита или Как люди стали цивилизованными» . Не люблю термины «неолитическая революция», «неолит», «мезолит». Смысл данных статей никак не связан с новыми технологиями обработки и использования камня. Но я не придумал особого термина для периода перехода от присваивающего хозяйства к производящему, и вытекшему из этого демографического взрыва. Поэтому использую привычный многим термин, для более лёгкого понимания текста читателями. При этом, я итак перегрузил работу непривычными терминами. Например, термин «мистерии плодородия мезолита» я сформулировал сам, и нигде его ранее не встречал. Термин «человеко-бог» я взял из религиоведения, и пытаюсь ввести в историографию. В моей терминологии это особая форма правления, переходная от власти общественного колдуна к теократу (папе римскому, например). Когда считалось, что от поступков, слов и дел правителя (человеко-бога) зависело плодородие окружающей природы и благополучие общества. Кстати, и термин «теократ» не привычен для читателя. Термин «теократия» часто употребителен и понятен, а то, что при теократии правит теократ, понимают ещё не все. Ещё термин «христос». В историографии, когда говорят о Христе, то только в единственном плане – существовал ли такой персонаж или нет. У меня же христос -- это тот же самый человеко-бог с акцентом на то, он периодически приносился в жертву, и «воскрешался» на мистериях плодородия.
Здесь, как и в предыдущей статье, меня интересовали лишь основные вехи истории. Но они оказались расположены так тесно друг за другом, что куда запихнуть Древний и Античный Миры со Средневековьем я не нашёл. Может ты, читатель, найдёшь? Но, начнём.
Благодаря улучшению питания демографический взрыв;
В результате неолитической революции (когда бы она ни случилась, в 14-ом в. до н. э. или в 14-ом в. н. э.) часть продуктов питания начала выращиваться целенаправленно. Это не была преобладающая часть продукта, значительную часть люди продолжали добывать в лесу и реках. Но этого оказалось достаточно, чтоб появились представители культа, освобождённые от физического труда. А, наверное, более важно стало то, что женщины стали меньше голодать, стали больше и легче вынашивать плод, и резко понизилась младенческая и детская смертность. Случился демографический взрыв.

Молодёжные мужские союзы. Рома, армия, русь, ржечь, рота, рать, галлы, гунны, готы, франки, англы, орда, орден….;

Достигших половой зрелости мальчиков продолжали изгонять из родных селений. Если до неолита такие случаи были единичны, просто из-за малого наличия таковых в единицу времени, то с неолита их стало значительно больше. Они неизбежно должны были встречаться за пределами территории, с которой их изгнали, и объединяться в группы. Так возникли молодёжные мужские союзы. О них рассказывается в работе Балушка В.Г. «Древнеславянские молодежные союзы и обряды инициации» (Этнографическое обозрение. 1996. № 3. ст. 94). Я коснулся этого феномена в ранней работе «Русские мат и феня» и в «Генезис персонажа Баба Яга и некоторых других персонажей русской народной волшебной сказки». Жили они охотой и, со временем, разбоем. Сказки о семи богатырях в лесу или о разбойничьей избе, это о них.
До неолита у каждого из них была перспектива, выжив в лесу и возмужав, занять место какого-нибудь престарелого человеко-бога. С неолита же эта перспектива исчезла, так как исчез институт человеко-богов. Их заменили теократы (служители культа) и потомственные феодалы. Если смена человека-бога в единоборстве была не просто естественной, но и единственно возможной, так как человеко-бог был олицетворителем здоровой и плодородной природы, то теократ уже не обязан был быть здоровым, сильным и крепким. Он мог быть старым и немощным, он стал носителем морали и нравственности земледельческого общества. Смещение его насильственным способом стало святотатством.
Мужчинам ничего не оставалось, как просто стать лесными братьями. Со временем численность каждого мужского союза росла, а смертность резко упала, и лес уже не мог их всех прокормить. Мужским союзам неизбежно пришлось вступить в борьбу между собой за территории, и совершать налёты на мужские монастыри и имения феодалов для добычи пропитания. Легенды и сказания о Робин Гуде и Стеньке Разине, это опять о них. Именно в монастырских записях и появляются первые упоминания о мужских союзах. На территории Европы были тысячи монастырей и тысячи мужских союзов. В каждой местности их называли по-разному. Например, гунны, готы, авары, бургунды, галлы, саксы, франки, англы, ….  Все не перечислить. Но самые распространённые названия произошли от латинского слова ord – порядок, ряд, шеренга, строй. Орда и орден. В записях не на латыни названия преобразовались в рота, рать, русь, ржечь, рейх. До появления печати каждый переписчик писал на свой особый манер. Буквы рисовались с самыми разными украшательствами, зеркально, лёжа, перевёрнуто. Была распространена манера в часто употребляемых словах пропускать буквы, заменяя их апострофами, иногда и без них. А фразы писать без пробелов и знаков препинания. Да и в начале эпохи книгопечатания дело было не лучше, каждый печатник экспериментировал со шрифтами. У большинства людей, видящих готический шрифт, создаётся впечатление, что создавался он не для удобства чтения, а как раз наоборот, чтоб затруднить чтение для непосвящённых. После многолетнего изучения вопроса, я не нахожу более естественного объяснения появления слова «roma» как то, что какой-то переводчик-переписчик прочёл слово «рота», начерченное вычурными буквами,  как «рома». И начала создаваться история римской империи. Именно так возникло, когда-то широко распространённое, представление о собако-головых людях. Кто-то, описывая китайцев, обозначил их «Cina». Но какой-то переводчик-переписчик прочёл его как кина, и перевёл как собака.
Но это позже, а пока теократам и феодалам надо было что-то делать с лесными братьями. А что они могли сделать против организованной и воинственной дружины? Только одно – стращать адскими муками за святотатства, и параллельно обещать райские кущи, если будут воевать за правильного бога.
Самых буйных удалось отправить искать гроб господень. А ведь у каждого теократа были ещё враги. В первую очередь, это те жрецы, которые ещё совсем недавно приносили человеко-бога (христа) в жертву, и должны были, ради сохранения своей значимости, настаивать на сохранении традиций. И прозвучали обвинения евреев в убийстве Христа. Бывшие лесные братья, ставшие воинством христовым, получили легитимную жертву. Затем им дали на растерзание храмовников.

Союзы теократов и феодалов с мужскими союзами.

Встреча теократа Льва с предводителем гуннов Аттилой
Повсеместно в борьбу включаются все теократы со своими правильными богами (теперь нам известные как антипапы и протестанты) и феодалы. У всех них появляются те или иные вооружённые силы. Это выродилось в религиозные войны. В результате которых, в частности, папе римскому вместе с ротой своих швейцарцев пришлось перебраться из Авиньона в местечко, которое и начали после этого события называть Roma (Рим). Но войны религиозными были только в хрониках монахов. Каждый мужской союз воевал потому что война была его сущностью. Как говорил Портос: «Я дерусь, потому что дерусь». И у каждой роты, каждого полка были свои старинные гении и боги. Различные Марсы, Зевсы, Юпитеры.
Кто-то побеждал, кто-то проигрывал, кто-то с кем-то объединялся против кого-то. Появилась дифференциация среди феодалов. У более возвысившихся к имени стали добавляться окончания рекс, рик, рих. В формирующемся французском языке короля стали называть «руа», а слово roma изменилось в army. Именно в этих войнах сформировались государственные образования. Немецкий историк Г. Дельбрюк в «Истории военного искусства» указывает: «Подобно тому, как бургунды и готы первоначально являлись не чем иным, как войском, которое ради удовлетворения своих потребностей взяло в свои руки   гражданское   управление,   а   также   часть национального    достояния,    точно    так    же    и прусское  административное  управление  выросло из первоначальных снабженческих органов армии. … Из комиссаров по       передвижению,       расквартированию       и снабжению  бранденбургской  армии  во  время  и после      Тридцатилетней      войны      появились ландраты,     военные    камеры    и    генеральная директория.   Из   системы   взысканий   поставок, повинностей  и  податей  для  содержания  армии выросла система попечительного управления всей страной,     из    бранденбургско-прусской    армии выросло прусское государство». Я считаю, что так возникли все государства Европы. И русское, и французское, и английское. И вообще все европейские. Этот период закончился с окончанием наполеоновских войн. Совсем не потому, что мужские союзы расхотели воевать, они и не умели ничего другого. Но вот обеспечение армий было никуда не годным. Крестьянского сословия в Европе не было, промышленности не было. Землю обрабатывали исключительно женщины. Мужчины были или служителями культа или служивыми людьми. Всё чиновничество, все казённые заводы были вспомогательными частями армий, и выделились из армий. Все их штаты имели воинские чины. Вспомните табель о рангах Российской империи. Стало необходимо найти рабочие руки, в первую очередь для обработки земли. Где их взять как не в армии. По всей Европе стали переходить на меньшие по численности профессиональные армии. Отставников было решено приобщить к труду. В разных странах методы были разные.
В Европе «отставников» к земле не прикрепляли, но теократы начали выделять им наделы земли с разрешением брать в жёны женщин своей паствы. Это предок теократа – глава человеческого прайда мог считать всех женщин прайда своими жёнами, и реально быть мужем каждой. Теократ же теократствовал на таких больших территориях, что охватить всех женщин просто никак не мог, да и религия уже не позволяла. Феодалы тоже начали разрешать свадьбы с сохранением поначалу своего права на первую брачную ночь. Именно с этого времени у, так называемых, индо-европейских народов женщина в качестве супруги стала приходить в дом мужа.
В России же было решено некоторые части не приводить к присяге при вступлении на трон нового императора, а отправить пахать землю. Протест против этого и был единственной причиной бунта декабристов в 1825-ом году. Для всех них это было лишением воинской чести. Части, которые решили не приводить к присяге, выстроились на Сенатской площади не желая сдавать оружие и превращаться в крестьян. Восстание потерпело поражение, по всей России началось расформирование воинских частей. Появились сотни тысяч крепостных крестьян с добровольно-принудительным правом женитьбы. А в российской армии появился девиз: «Побеждать не числом, а умением».
Хоть женщины продолжали ещё какое-то время работать на общественных (монастырских) полях, но семьи стали получать свои наделы. Это резко увеличило количество посевных площадей. Если появилась хоть сотня «отставников» на округ, и каждый получил надел площадью равной хоть в 1/10 площади общинного (монастырского) поля, то общее количество посевных площадей увеличилось в 10 раз. Плюс мужчины, обладая навыками изготовления оружия, внесли новые технологии – например, плуг на воловьей (конской) тяге. Случилась аграрная революция, согласно официальной историографии проходившая в Западной Европе в 18-м в. н. э. Только с этого времени появились реальные излишки сельхозпродукции, которую можно стало включить в рыночный оборот. Отставники получили много свободного времени, и во время свободное от сельхоз. работ, занялись изготовлением оружия и доспехов для продажи бывшим соратникам. А затем изготовлением и прочих изделий для всех, кто мог заплатить. Только после этой аграрной революции могли появиться ремесленные цеха (профессиональные сообщества ремесленников), которые принято считать средневековыми, и стали формироваться современные города. Профессиональные цеха стремительно превращались в мануфактуры, а затем и в фабрики. Появилось массовое производство продукции, и стали формироваться рынки сбыта. Производство стало требовать больших ресурсов, в первую очередь, сырья. Началась борьба за колонии, которая, в конце концов, завершилась двумя мировыми войнами.
Только после аграрной революции 18-го в., с появлением моногамной семьи, ремесленного производства и мануфактур, а затем и фабрик, и массового производства товаров начинают формироваться единые стандарты жизни на значительных территориях с единой идеологией в той или иной форме христианства. До 19-го века в каждом селении молились своему богу. В каждом селении и в каждом храме у них были свои имена. Не меньше, чем Диан-Персефон-Подагр.  Да и изображали каждого по-своему.

Папа римский и царь русский (романов).

Почему папа называется римским мы уже знаем. Это теократ получивший в поддержку войско (рать, рота – roma (рим)). Правда, сейчас у него нет ни одной дивизии, а только рота швейцарских гвардейцев. Царь русский семантически означает тоже, что и папа римский – феодал получивший в поддержку войско (рать (в другом написании – русь). А подпись «Романов» означает «русский» (владеющий ратью) на латинский манер, чтоб европейские партнёры лучше понимали, с кем имеют дело.
19. 12. 2018                                                        Третьяков Сергей